Перейти к: навигация, поиск

Кецко Татьяна


МЯГКАЯ ПОВЕЛИТЕЛЬНИЦА ЖЕСТКИХ КОЛЮЧЕК

Попав во двор дома Татьяны КЕЦКО, неподготовленный человек сильно удивляется — на клумбах здесь вовсю цветут кактусы-опунции (хозяйка для пущего эффекта охотно сообщит гостю, что они там же и зимуют — под снегом), а рядом с обычными елочками «колосятся» колючие мадагаскарские «пальмы» — пахиподиумы. Татьяна — настоящий фанат и специалист по выращиванию кактусов и других суккулентов (засухоустойчивых растений). Собственно, мне интереснее всего было узнать, как простой человек сегодня может позволить себе весьма непростое хобби, требующее десятков часов тяжелого труда в неделю и немалых материальных затрат — например, на собственные оранжереи. С Татьяной мы разговаривали во дворе ее дома в Гнидыне под Киевом — как раз перед грядкой с диковинками. Рядом бегал большой и добрый пес Бим, раненым когда-то подобранный на обочине дороги, и уверенно шнырял котенок Маська — пристроенный в добрые руки благодаря объявлению в «Уикенде». Вокругследы строительства, хозяйка стесняется и обещает позвать по его завершении — когда наведут полную красоту. Впрочем, оранжереи уже «работают» вовсю — колючее море цветет, топорщится и впечатляет. Начинаю с проклятого имущественного вопроса — ведь не зря популярное некогда среди советских инженерно-технических работников искусство выращивать из крохотных семян странные растения практически забыто, а бесчисленные некогда клубы, секции и кружки кактусистов почти бесследно исчезли.

KECKO1.jpg


Вот, полдня прошло, а я их только поливать закончила


— В массовом сознании типичная семья учительницы и инженера — а у вас ведь именно такая семья — никак не ассоциируется с особняком и оранжереями. Как удалось обзавестись таким хозяйством?

— Нам ради этого пришлось фактически сменить образ жизни — мы вложили в строительство дома нашу четырехкомнатную квартиру в Боярке. Почти все делаем своими руками, дети помогают — две дочки и сын. Нам с мужем под пятьдесят — все, что нажито непосильным трудом, вложили (смеется). Совсем за этим строительством не остается свободного времени — ни выходных, ни праздников.

— Любое хобби — как заразный недуг, его где-то «подхватить» нужно. Какова история вашей болезни?

— Ну, это история всей моей жизни. Я по образованию биолог-географ — киевский педагогический оканчивала, тогда он еще имени Горького был, сегодня Драгоманова. Мы с мужем Владимиром донецкие, а познакомились здесь вовремя учебы — жили в одном студгородке. Наш сын Андрей родился, когда мы на пятом курсе учились.

Так вышло, что мы родили троих детей: хотели братика нашему первенцу, а получились две девочки-близняшки. И тут нам улыбнулась удача — дали по этому случаю в Боярке четырехкомнатную квартиру. Я обычно шучу, что мне два раза в жизни крупно повезло — встретила любимого мужа и получила большую квартиру.

Муж в свое время работал «на трассе» — строил трубопроводы. В системе «Нефтегазстроя» тогда неплохо зарабатывали, поэтому я в принципе могла позволить себе сидеть дома с детьми. Но это было в Советском Союзе не принято, да и ради стажа я решила подыскать удобную и неутомительную работу. Огляделась вокруг и пошла на станцию юннатов в Боярке. Сначала вела кружок цветоводов. Затем решила взять еще и кружок кактусистов — мне тогда казалось, что это несложно, почитаю брошюрку-две — и потяну. Не представляла себе, какой это удивительный и необъятный мир. Поехала в ботсад им. Фомина перенимать опыт, а там в это время проводил экскурсию для своих подопечных-юннатов Юрий Сушак из Фастова — фанат кактусов, ставший потом надолго моим учителем. А уж он любого заразит... Стала я вести кружок, постепенно сама увлекаясь этим делом. На станции юннатов оранжерея была, поэтому было удобно разводить и содержать растения. Наверное, поняла, что это уже настоящая «болезнь», когда поехала за приобретениями в Москву, — на 500 рублей, колоссальную по тем временам сумму, привезла спичечную коробку зеленых питомцев. Даже расплакалась после покупки — не могла поверить, что выложила такие деньги за такую мелочь.

Почему украинский кактус дороже голландского

Татьяну в выходные можно увидеть за небольшим столиком в центре города — она торгует живыми редкостями на... Нет, не будем уточнять где — она боится, что прочитав об этом, городские чиновники тут же ее «вычислят» и «наведут порядок»: в самом деле, нельзя у нас без кучи разрешений, бумажек, справок и отчетов продать прохожему кактус за пару гривен.

— Когда ваше хобби приняло характер маленького бизнеса?

— Когда стало невозможно жить на ту зарплату, что мне платили на станции юннатов. Муж как раз ушел из «Нефтегазстроя», и пока искал новую работу, у нашей семьи был тяжелый период. Еще в конце восьмидесятых выходила торговать излишками на Птичий рынок, на Куреневку — тогда еще на кактусы был хороший спрос, покупатели с нетерпением ждали, что новенького принесут продавцы.

— Наверное, стоя за столиком, много не заработаешь. Неужели вы не пытались продавать свои растения через магазины?

— Пыталась, и иногда продаю, но здесь есть множество нюансов. Владельцы цветочных магазинов предпочитают торговать растениями из Голландии или Польши. Они дешевы, можно поставить накрутку 100%. С моими растениями так не получится. Они дороже, технология выращивания другая — зато они выносливы, больше подходят к нашим условиям.

Часто продавцы в магазинах даже недовольны, когда я предлагаю какие-то экзотические и разнообразные растения — потому что им нужно уделять дополнительное внимание. Кроме того, сегодня продавец часто некомпетентен, не способен рассказать покупателю о том, как нужно ухаживать за конкретным растением, о его особенностях. Но ведь для каждого вида кактуса важно даже то, на каком подоконнике он будет расти, — на юго-восточном или северо-западном. Я, например, никогда не продам растение, если после предварительного разговора вижу, что оно не подойдет покупателю. Смешно, конечно, ведь я теряю на этом деньги. Я иногда помогаю в одном цветочном магазине в «часы пик» — перед 8 Марта. Так постоянные продавцы очень недовольны моими подробными консультациями. Мне говорят: «Вы балуете покупателя! Завтра он придет и будет требовать уже от нас такого же обслуживания! А мы не можем и не желаем уделять потребителям столько времени».

Но я по гороскопу Дева — правда дороже жизни (смеется). Например, подходят ко мне москвичи и хотят купить лофофору — «пейот», священный галлюциногенный кактус мексиканских индейцев. Понятное дело, съесть хотят. Но я им объясняю, что у нас, за стеклом, без ультрафиолета, в далеких от природных условиях он попросту не накапливает алкалоидов и, кроме неприятного вкуса, никакого эффекта не даст. Да и портить растение, в выращивание которого вложено столько труда, просто грешно. Какой уж с таким подходом заработок!

Другая проблема цветочных магазинов — они не подходят даже для кратковременного пребывания растений. Последние начинают там быстро портиться, деформируются, цветки осыпаются, корни подгнивают.

— Похоже, вы не очень положительно оцениваете ситуацию на отечественном рынке комнатных растений. Неужели в наших цветочных магазинах ничего не стоит покупать?

—Да, ситуация на рынке специфическая — ассортимент во всех магазинах практически одинаковый, поставщики одни и те же. Что касается успешной покупки, то есть несколько факторов, влияющих на дальнейшую жизнь приобретения. Если человек имеет какие-то навыки по уходу за цветами и купил свой экземпляр в активный для растения период (поздняя весна, лето) — шансы на выживание выше. Растение при этом, конечно, не должно иметь повреждений. Желательно, чтобы оно не было взрослым — тогда его можно «перестроить» на существование в наших жилищах. Если же условия доставки были плохими, куплено растение в неблагоприятный сезон (осень, зима, ранняя весна), в магазине подвергалось неправильному уходу, если у него солидный возраст (а у нас состоятельные люди предпочитают покупать крупные экземпляры) — то вероятность выживания его очень низкая даже у профессионалов. У некомпетентного потребителя, да еще и не получившего качественной консультации от продавца, она сводится почти к нулю.

Пейзажи для подоконников

Татьяна опыляет кисточкой одного из колючих любимцев и жалуется: «Вот, полдня прошло, а я их только поливать закончила». Похоже, к обслуживанию трех-четырех сотен видов кактусов (видов, но отнюдь не экземпляров!) и неопределенному, но необъятному количеству других суккулентов (хозяйка категорически и почти суеверно отказывается их считать) эта веселая женщина просто вынуждена подключать домашних. Если вы еще не забыли, как окучивали проклятую картошку на даче у мамы, мой вопрос не покажется вам неожиданным.

— Ваши родные сильно ненавидят кактусы?

Не особенно их любят, конечно. Вот вам, например, сценка, которая во многом сформировала отношение к ним моих дочерей (они хотя и учатся на ландшафтных дизайнеров, к моим растениям относятся холодно). С неимоверным трудом добытые семена посеяны в фотокюветы и накрыты стеклышком. И мои Машки-Дашки, которым тогда было года полтора или два, играя на балконе, переворачивают кюветик. Мама ползает на полу и плача, собирает микроскопические растения, (сеянцы кактусов так миниатюрны, что их пикируют заточенной спичкой) на листик бумаги в безумной надежде, что еще можно что-то спасти. Девочки потрясены.

Они больше никогда не трогали ничего, что относилось к этой сфере.

Наверное, тот детский испуг сыграл свою роль в том, что относятся к кактусам, как к чему-то неприятному, тяжелому, страшному, - к тому же эти растения вечно отвлекали их от детский игр. Помогая маме, всегда надо было уделить им время.

Чем больше разрастается хозяйство, тем меньше можно сделать одними руками. Поневоле приходится привлекать домашних – что их совсем не радует. Вот сегодня, например, послала 26-летнего сына за песком на озеро. У нас здесь есть песок, но он не годится – мелкозернистый. А нужен крупнозернистый – приходится носить его издалека. Поспрашивайте семьи других кактусистов – там то же самое. Правда, часто у кактусистов вообще не бывает семей…


KECKO2.jpg


Прошу парикмахера стричь меня под кактус


— Но ваши, как я понимаю, роптать не смеют?

— У меня прекрасная семья! Мне очень повезло с близкими!

— Вы оставили работу с детьми. Не жалеете?

— Да я все живое люблю, детей в том числе! А за то, что не работаю с ними постоянно себя корю. Считаю, что я неплохой педагог, терпеливый, понимаю ребенка. Многому могла бы научить. Особенно сильные угрызения совести испытываю, когда вижу, как молодежь оставляет мусор на берегу озера. Ребята моют там свои крутые машины, а вся зловонная грязь течет в водоем, в котором они же и купаются. Конечно, нужно воспитывать! Увы, даже мой небольшой и сезонный заработок от продажи растений выше, чем микроскопическая зарплата школьного учителя.

— Коллекционировать марки необременительно – их можно запросто оставить одних. Кактусы в этом плане хуже. Удается ли вам с семьей выезжать на отдых или вы прикованы к своей коллекции?

— Да, ведь я могу оставить хозяйство и на маму (хотя ей уже 80 лет), и на Наташу – мою подругу и помощницу. С Наташей я познакомилась, когда в Боярке закрылась станция юннатов и для своей коллекции пришлось арендовать теплицу на Харьковской площади. Она помогала мне за небольшую плату, а теперь сама завела у себя на маленьком балкончике крохотную коллекцию. Наташа и сегодня мне помогает – например, составляет композиции. Это наборы разных суккулентных растений в одной керамической плошке. Мы подбираем их так, чтобы они гармонично и эффектно смотрелись вместе и подходили друг другу по условиям содержания.

Кстати, очень рекомендую композиции, как прекрасную, долгоживущую альтернативу обычному букету. Оно же живое, цветет, растет потихоньку – почти никакого ухода, а радости – море. Можно даже на заказ сделать плошки или посадить в любимую посуду – подарок получается оригинальный и по-настоящему красивый: фактически мини-пейзаж на подоконнике. Для этих композиций, кстати, я и на отдыхе в Крыму работаю. В районе Карадага безумно красивые и разнообразные камешки. Я их собираю и подбираю для украшения композиций, ведь в них важен каждый элемент.

— Традиционный журналистский вопрос про заветную мечту в вашем случае, наверно, должен звучать однозначно: не собираетесь ли на родину засухоустойчивых питомцев?

— Ой, что вы, моя заветная мечта пока ограничивается обустройством всего этого (обводит рукой двор). Хотя один мой коллега по общей страсти ездил в этом году на Мадагаскар – даже привез какие-то редкие семена. Завидую хорошей белой завистью и прячу эту надежду пока очень глубоко.

Семен Резник Газета УИКЕНД, № 27-28, 2007