ЗАПИСКИ НЕУГОМОННОГО СЕЯТЕЛЯ. Часть I

  Категория:: Практикум
  Коментарии: Нет

Часть I

Владимир Хрипко

Хорошие семена и на камне прорастут
(Народная мудрость)

Записка первая:

В начале было «ушко»…

Кактусами я «заболел» относительно поздно, так сказать уже в зрелом возрасте, 10 лет назад. А по серьёзному увлёкся и того позже, лет 6 тому, так сказать, уже на пороге третьего тысячелетия.

По специфике работы мне приходится полгода (зимние месяцы) жить в Москве, а полгода (летние месяцы) – в маленькой деревушке Хрипки, что на Полтавщине. Хотя я гражданин России с подмосковной пропиской, но домом всё-таки считаю Украину. Такой образ жизни вносит серьёзные коррективы в уход за коллекцией, создаёт некоторые трудности, которые зачастую приходится решать по телефону (кстати, «полив по телефону» – очень занимательное занятие). Дай Бог здоровья жене моей – Тане, которая зимой взваливает на себя все тяготы по уходу за коллекцией и часто очень грамотно решает возникающие проблемы.

А началось всё прозаично и банально, как и полагается серьёзному заболеванию. В 1996 году в славном городе Херсоне, возвращаясь из отпуска, бродили мы всем семейством по местному рынку и увидели на одном из прилавков необычное растение: кактус – опунцию, членики которой были красиво утыканы пучками коротких белых густых волосков. Растение нам очень понравилось, только цена не понравилась – для возвращающихся с моря отпускников она была слишком высокой (хотя сейчас я понимаю, что продавался кактус по очень «божеской» цене). Но словоохотливая владелица этого растительного чуда с удовольствием открутила за какие-то смешные деньги одну из «лепёшек» и вручила нам. Тогда мы ещё не знали, что это приобретение перерастёт в нешуточную страсть.

Дома я посадил членик в обыкновенную землю с песочком и, к всеобщему удивлению, через месяц на его верхушке с двух сторон появились светло-зелёные пушистые «ушки». К тому времени из книги я уже знал, что называется наш кактус Opuntia microdasis v. albispina, и что он неприхотлив в уходе, и что зимой его поливать не нужно (это, кстати, сильно меня тогда удивило). К зиме «ушки на макушке» подросли солидно, мы прозвали кактус Чебурашкой и полюбили.

Затем последовали стандартные «этапы большого пути»: поиск растений по друзьям и знакомым (образовалась небольшая коллекция эхинопсисов), скупка всего, что понравилось, в цветочных магазинах (коллекция безымянных «голландцев» росла быстро – выбор этих растений тогда уже был довольно велик) и первое посещение выставки кактусов в Биологическом музее им. Тимирязева в Москве (отсюда в коллекцию попали первые растения «с именами»). Собрание росло неудержимо, чувствовалась острая нехватка места и такая же нехватка знаний. Какие-то растения гибли, но на их место сразу же становились новые бравые «голландцы» из ближайшего цветочного магазина.

Сейчас я – весь из себя гордый владелец отапливаемой теплицы площадью в 36 кв. м, крытой поликарбонатом и вкопанной в землю на 1 м, где цветут и колосятся около 800 видов кактусов и суккулентов. Более половины из них выращены из семян. Входя утром в теплицу, я словно переношусь в фантастический мир (особенно во время дождя!), совершенно не похожий на окружающую действительность, а также иногда с тихой грустью осознаю, что, формально называясь владельцем коллекции, я, по сути, являюсь её рабом.

В первые годы проблема зимовки решалась довольно оригинально. Поскольку в доме у нас зимой достаточно жарко, а кактусы предпочитают всё же прохладное содержание (изуродованные вытянутые верхушки некоторых «греющихся» в доме первую зиму питомцев убедительно доказывали это), я поздней осенью развозил свои растения на тележке по соседям, к тем, кто экономил дрова и протапливал избу до температуры «лишь бы не замёрзнуть». Кактусы мои в гостях успешно «спали» при пониженных температурах до весны, благо дело поливать их зимой не надо, и приютивших их хозяйке или хозяину они хлопот не доставляли.

Летом мои растения жили на улице, расставленные на столах, а то и прямо на земле, наслаждаясь погодным счастьем на полную катушку. О содержании кактусов и суккулентов на свежем воздухе надо рассказывать отдельно – есть здесь и свои радости, и свои горести, – но сейчас речь не об этом.

Коллекция постепенно «взрослела» и вскоре многие растения (особенно ребуции и мамиллярии) вовсю цвели, радуя глаз и душу. Через пару лет после покупки зацвёл крупными жёлтыми цветками один из «голландских» Нотокактусов – Notocactus aff. floricomus – эдакий красавец с густыми коричневыми колючками. Цветки вскоре увяли, а через несколько недель на их месте без всякого переопыления образовались плоды, полные чёрных семян. В каждом плодике семян было много, не меньше сотни, а всего плодов было четыре. Имея такое неожиданное богатство, в апреле я решился на посев. Не мудрствуя лукаво, я насыпал в плошку из-под лапши «Доширак» той же землесмеси, в которой растут мои кактусы, обильно полил её и рассыпал по поверхности семена. Как было указано в книгах, накрыл плошку куском стекла. Через несколько дней некоторые семечки лопнули и на моей «грядке» появились первые (и первые в жизни!) светло-зелёные шарики кактусят. А ещё через пару дней крошечные «груднички» полностью заполнили пространство плошки. Потом они стали теснить друг друга, я успешно рассадил их, они благополучно перезимовали, и сейчас несколько уже возмужалых растений из этих первых моих сеянцев напоминают мне о той радости, которую я испытал, впервые наблюдая за взрослением очаровательных крошек.

Я так подробно рассказываю о своём первом опыте, потому что последующие мои посевы удавались не так гладко, даже посевы того же Notocactus aff. floricomus. Видимо, новичкам везёт не только в карты, но и в посевах кактусов.

По моему убеждению, простое разведение цветов перерастает в кактусоводство (как хобби, как страстное увлечение) тогда, когда вы посеяли первое семечко кактуса. Ведь когда из пылевидного зёрнышка появляется миниатюрная живая бусинка, мало-помалу становится «на ножки», обрастает на макушке первыми нежными колючками – это уже не растение, это практически ребёнок. Ваш ребёнок! И что особенно важно, вспоенные и вскормленные в ваших условиях (свет, почва, температура и т. д.) кактусята намного более живучи, нежели выращенные где-то кем-то непонятно при каких обстоятельствах. Ибо теперь родина кактусёнка здесь, на вашем подоконнике, и он эту родину любит, и она ему по нраву во всех отношениях. А это серьёзная заявка на выживание.

Записка вторая:

Всё не так просто в этом мире

Дружные всходы нотокактуса показали, что вырастить диковинные растения из семян не сложнее помидоров, и я следующей зимой уже «со знанием дела» приобрёл красочные пакетики семян под названием «Смесь кактусов». А весной по той же технологии и в такую же плошку посеял приобретённые разнокалиберные зёрнышки. Но, к моему сожалению и удивлению, из нескольких десятков семян взошло всего одно и сеянчик всю весну и лето сиротливо торчал посреди плошки в грустном одиночестве. Осенью я пересадил его в маленький горшок, он выжил, к нынешнему времени достиг размера кулака и определился как ферокактус.

Вопреки всем пословицам, человек редко учится на чужих ошибках и ещё реже слушает чужие советы (поэтому, например, играет в лотерею). Я не исключение. После невезения с посевами я проштудировал всю имеющуюся у меня литературу по кактусам, дабы понять причину неудачи и, естественно, не стал следовать ни одному совету. Поэтому ошибок в последующем совершил немало и со временем, ценой неоднократных потерь, пришёл «самостоятельно» к тому, что советовали в книгах маститые гуру кактусоводства.

К примеру, я долго был ярым противником пропаривания субстрата. Ведь горячая обработка почвы не действуют избирательно и убивает не только всю вредную микрофлору, но и полезную, которая помогала бы юным сеянцам набираться сил. Посевы мои прекрасно удавались без всякого пропаривания, хотя, честно говоря, каких-то суперредких и супертребовательных видов я не сеял.

Процесс посева и взращивания молодёжи проистекал у меня на солидной застеклённой (к сожалению, не отапливаемой) веранде, выходящей окнами на юг. Здесь некоторое время жили и возвратившиеся «из гостей» после зимовки взрослые растения, пережидая все эти многочисленные возвратные весенние заморозки. После наступления стабильного тепла большие кактусы и суккуленты отправлялись на свежий воздух, а молодняк оставался на веранде.

Сею я в апреле, по приезде из Москвы. Кактусисты с иным укладом жизни обычно занимаются посевами зимой, когда меньше забот по уходу за коллекцией. На меня же все работы наваливаются скопом: и посев, и пересадка растений, и трудности сельского хозяйства. Как известно, в конце апреля и начале мая «один день весь год кормит», поэтому мои посевы кактусов (которые тоже надо осуществить пораньше, чтобы сеянчики к зиме успели подрасти и набраться сил) неудачно совпадают с посадкой с/х культур. Приходится все дни засаживать огород «кактусовыми земляками» (картофель ведь родом из Южной Америки; кукуруза, тыква и перец – коренные мексиканцы; помидоры пришли к нам из горных районов Перу и Эквадора; и т.д.), а вечерами, плавно переходящими в ночь, сеять сотни приобретённых за зиму семян. Поэтому каких-то изысков при посевах я не изобретал, а сеял в те же плошки из-под «Доширака», в рыхлый субстрат, засыпанный сверху полусантиметровым слоем чистого песка. Плошки, накрытые кусками стекла, стояли на веранде и подвергались, как указано в рекомендациях, перепадам дневных и ночных температур.

Как-то я прозевал эти злополучные возвратные заморозки, не занёс на ночь посевы в дом, и плошки изрядно остыли. Через день или два поверхность субстрата покрылась белыми, похожими на паутину, нитями плесени. Я пробовал немного подсушить субстрат, собирал эту паутину зубочисткой – плесень разрасталась быстрее, чем я принимал меры. Пикировать крохотные сеянчики я не решился (хотя надо было), а обильно полил посевы крепким раствором марганцовки. Лекарство, как часто случается, оказалось вреднее болезни. Плесень, конечно, скукожилась, но и всходы мои не испытали радости от этой процедуры. Один за другим они «стекленели» и погибали. Причём происходило это очень быстро и, пока я чесал затылок в надежде вычесать оттуда какую-нибудь блестящую идею по спасению, большая часть их уже погибла. Вечером я срочно пересадил выживших в новый субстрат, они долго болели, но к зиме всё же оклемались. Правда, холодную зимовку я им устраивать побоялся, и они всю зиму стояли дома в тепле при редком поливе. Многие к весне вытянулись, но тут уже было не до красоты.

В другой раз в одной из плошек завелась какая-то дивная плесень (я видел такую впервые), похожая на взбитые сливки. В первый день она была белая, а на вторые сутки в сливки прибавлялось какао – она становилась светло-коричневой. Я с опаской следил за её развитием, но, слава Богу, она благополучно погибла после банального просушивания субстрата.

Однажды в плошке №13 (я не суеверен, но на всякий случай высеял туда семена «менее ценных» видов) завелись какие-то наглые прозрачные червячки. Способ питания у них был предельно прост: сначала они подгрызали у сеянца корешок, а затем вгрызались в сам сеянец. Я даже опешил от такой наглости. Это оказались личинки комариков-сциарид (откуда это берётся?) и способов борьбы с ними в книгах я не нашёл. Поэтому боролся примитивно: вылавливал их по одному и разбирался с каждым злодеем лично.

Ещё одна проблема – семена сорняков. С этой напастью приходилось воевать часто – «культурные» всходы, например, литопсов ещё только доросли до высоты в несколько миллиметров, а «безродные» сорняки уже ростом под 2 – 3 см, поднимают корнями верхний слой субстрата вместе с литопсами, затеняют свет, налегают на малышей – в общем, ведут себя крайне безобразно. И вырывать их опасно – вместе с их корнями поднимается добрый шмат верхнего слоя почвы. Такое вмешательство иногда может погубить махоньких, неуверенно стоящих на ногах литопсят или кактусят. В таких случаях я обычно не вырывал незваного гостя, а просто обрывал ему верхушку с точкой роста и он успешно засыхал. А иногда оставлял один сорнячок где-нибудь у края плошки как индикаторное растение. Он прекрасно сигнализирует о времени полива – если он чувствует себя хорошо, то даже в сухой на вид почве внутри имеется влага и поливать сеянцы ещё рано.

При посевах незнакомых суккулентов или «бутылочников» поначалу бывает не совсем ясно: взошёл культурный сеянец или безродная лебеда. И лелеешь эту лебеду, пока она не превратится в знакомый бурьян, растущий ковром под ближайшим забором.

Ещё могут появиться зелёные или, что значительно хуже, сине-зелёные водоросли, противные различные грибки и разноцветные плесени.

Так много примеров я привёл не случайно. Всех этих напастей можно практически избежать путём простого пропаривания приготовленной для посева смеси. И теперь, обязательно пропаривая землесмесь, я думаю: а стоило ли учиться этому на своих ошибках? Об этом ведь сказано во всех рекомендациях по посеву.

Записка третья:

Делай как я, делай как мы, делай лучше нас!

Известный московский кактусист И.Е. Синёв как-то очень верно заметил: «Что касается способов посева, то можно сказать, что количество этих способов соответствует количеству опытных кактусоводов». Здесь даже можно убрать слово «опытных» и оставить просто «кактусоводов», ошибки не будет.

Очень интересно, например, было бы попробовать (да всё не соберусь) «посев семян кактусов на опилки», опубликованный украинским любителем кактусов В. Чернецким в журнале «Кактусы и не только» №3 за 2003год. Суть метода состоит в том, что посев производится на мелкие сосновые опилки, а это имеет некоторые преимущества перед обычным субстратом: «Опилки долго сохраняют кислую реакцию, не зеленеют. На светлом фоне опилок семена хорошо видны, легко контролировать их состояние».

Некоторые кактусисты применяют вместо «нормального» субстрата агар-агар, другие практикуют посев на ткань, в кирпичную или гранитную крошку, в силикон, в перлит и множество других прелюбопытнейших методов. Иногда кажется, что главное при посеве, чтобы было не так как у людей. Каждый способ имеет свои преимущества и свои недостатки, и ни один из них нельзя назвать ни плохим, ни самым лучшим. Поэтому, если ваши кактусята прекрасно произрастают на унавоженном чернозёме, ничего больше изобретать не надо – сейте так.

Самое важное, это осознать, что для прорастания семян кактусов и других суккулентов требуются такие же условия, как и для всех остальных растений – тепло и влага. Причём субстрат никогда не должен пересыхать в течение всего срока прорастания (порой месяц и более). Да и температуру желательно поддерживать на определённом уровне с небольшими перепадами в дневные и ночные часы. Если вникать глубже (а иногда приходится), то, конечно же, прорастание зависит от многих факторов – условий посева (почва, вода, свет, температура и т. д.), видовых особенностей (семена некоторых видов прорастают просто отвратительно – удивительно, как эти виды выжили в борьбе за существование), сроков хранения семян (например, у представителей сем. Ластовневые они практически не хранятся, а у некоторых кактусов всходят и через 30 лет) и даже времени сбора семян из плодов. Если все эти факторы имеют оптимальные показатели, то успех посеву обеспечен, но «сбой» даже одного из них может привести к нулевому результату. Причём практически всегда срабатывает «закон подлости»: чем дороже и дефицитнее семена, тем хуже они прорастают. К сожалению, не всё зависит от самого сеятеля. К примеру, сроки хранения семян – всецело на совести продавца, время их сбора из плодов – на совести сборщика, а уж видовые особенности – на совести самого кактуса. Всегда надо быть готовым к тому, что семена не прорастут, и стараться по возможности приобретать не 5 (а тем более 3) семечек, а хотя бы 20 – 30. Тогда можно сделать пробный посев, допустим, из 5 штук, оценить всхожесть и сделать нужные выводы. Я часто заказываю семена одного вида небольшими порциями из различных источников и после посева делаю выводы и о всхожести семян, и о порядочности продавцов.

Начинающему сеятелю следует запомнить непреложную истину: невсхожих семян не бывает! Иначе вид просто не выжил бы в природе. Но порой приходится угробить не один десяток (а то и несколько сотен) зачастую не дешёвых семян, чтобы разгадать «великую тайну их всхожести». И когда подобные упрямцы прорастают, это доставляет не меньше радости, нежели победа в каких-нибудь спортивных соревнованиях: «Я сделал это!».

Как уже не раз упоминалось, мои посевы производятся в пенопластовые плошки из-под «Доширака». Я не питаюсь без передышки этой малосъедобной корейской лапшей, просто по случаю приобрёл коробку (250 штук) таких ёмкостей. Размеры их 12 х 15 см, глубина – 5 см. Как раз то, что надо. Сеять обычно приходится по несколько видов в одну плошку, поэтому я разделяю посевы между собой полосками, вырезанными из пластиковых бутылок. Из кусочков этого же пластика делаю «номерки», которыми обозначаю посеянные виды. Естественно, стараюсь сеять вместе виды одного рода или хотя бы похожие по срокам прорастания и потребления воды. В зависимости от количества семян каждого вида, получается в плошке иногда 2 – 3, а иногда 20 – 30 ячеек. Обязательно в одну из ячеек высеваю «сигнальные семена» из своих кактусов того же рода, которые обычно всегда неплохо прорастают – если они взошли и прекрасно себя чувствуют, а покупные «о чем-то задумались», то стоит и мне задуматься о причинах неудачи.

Маститые кактусоводы не рекомендуют совместные посевы, а предпочитают раскладывать семена в отдельные горшочки, и лишь затем ставить их в общий поддон. В этом, конечно, есть свой резон. Однажды в очень жаркий летний день я вошёл на веранду и обмер – перед моим взором открылось ужасное зрелище. По случаю жары плошки мои с посевами были открыты (без покровного стекла) и недавно политы, а на них возлежал, блаженно вытянув лапы, наш упитанный кот Моисей. Ему, видите ли, стало жарко, и он нашёл прохладу на мокром субстрате моих посевов. Несколько минут я стоял, обалдев от такой наглости. А потом сделал то, чего делать не следовало бы – громко крикнул: «Брысь!». Котяра спросонок вскочил на все четыре лапы и рванул так, что из плошек полетели в разные стороны комья земли. Крайнюю плошку он ещё и опрокинул, и она по закону бутерброда упала «маслом вниз» – сеянцы оказались погребены под слоем мокрой земли. К счастью, ущерб от кошачьих лап был небольшой – повреждены и безжалостно вырваны оказались только сеянцы из моих семян, которых было много. А вот опрокинутая плошка вызывала беспокойство: туда были высеяны семена нескольких интересных ребуций. Сначала я пытался рассмотреть сеянчики среди комьев мокрой земли, но тщетно – они так извозюкались в грязи, что отличить их от почвы было невозможно. Тогда я набрал в небольшую кастрюлю дождевой водички, опустил туда это месиво и аккуратно перемешал. Сеянчики радостно всплыли, чистенькие и целенькие, я переселил их на новую жилплощадь, но по видам, конечно же, распределить таких малявок не мог. Сейчас эти ребуции уже цветут, и я без труда сортирую их «по именам и фамилиям». А сеять всё равно продолжаю в общие плошки, просто не подпускаю к посевам котов.

В дне плошек пробиваю несколько дренажных отверстий, иногда (но не всегда) насыпаю на дно дренаж, затем слой питательного грунта и сверху всё это присыпаю тонким (0,5 см) слоем песка или очень мелкого щебня (фракция 2 – 3 мм). Весь этот «пирог» получается толщиной где-то 3,5 см. До покровного стекла остаётся ещё 1,5 см – этого расстояния вполне достаточно для кактусят и литопсят. Многие суккуленты из семечка рождаются высотой уже 2 – 3 см, поэтому для них эти плошки не подходят. Да и эти общие методы, в основном, годятся для кактусов – разнообразие жизненных форм суккулентов чаще всего требует индивидуального подхода.

Земельную смесь для посевов использую такую же, как и для посадки взрослых растений, только добавляю побольше рыхлителя. Моя смесь для кактусов состоит из двух главных компонентов – листовой земли и песка. Не брезгую я также небольшими количествами родного полтавского чернозёма. Иногда подмешиваю сосновые или ольховые опилки. Называть какие-то проценты не берусь – всё это сродни тому, как хорошая хозяйка готовит борщ: горсть того, щепоть того да ещё немножко этого на кончике ножа и получается такое объедение, что ложку можно проглотить. Мне кажется, что кактусам глубоко плевать на состав почвы, лишь бы она была рыхлой и не превращалась со временем в добротный кирпич.

Один подмосковный кактусовод рассказывал о любопытном эксперименте, который он провёл с сеянцами Mammillaria plumosа, которая в природе растёт буквально на извести. Он посадил сеянцы в различные земляные смеси, «крайними» из которых были чистый известняк и чистый торф (что по всем канонам этому кактусу совершенно противопоказано). Так вот, росли сеянцы во всех смесях практически одинаково, а в торфе вырос самый крупный. Прекрасная иллюстрация к спорам о «самом лучшем кактусовом грунте».

Мне лично больше всего по нраву листовая земля. Не знаю, нравится ли она так кактусам, как нравится мне, но её просто приятно взять в руки – пушистая, не слёживается и пахнет жизнью. Пока растений было меньше, я ездил в ближайший сосновый лес (3 км) и собирал землю там. В этот грунт практически не надо было подмешивать песок – сосны по жизни растут на песчаных почвах. К тому же хвойный опад является природным антисептиком и хорошей защитой от различных гнилей. И вкусно пахнет маслятами. Сейчас, когда смесь приходится смешивать лопатой в старой ванне, я перешёл на землю из-под лиственных деревьев. В своё утешение я вспоминаю прочитанную где-то информацию о том, что у Пильца смесь готовят при помощи экскаватора и бульдозера – я до этого пока не дошёл.

Первое время я собирал перепревший листовой опад неподалёку в липовой роще, но, к сожалению, роща оказалась маленькая и земля там быстро закончилась. Теперь собираю её по ближайшим лесополосам, где нет дуба. Говорят, листовой опад дуба из-за большого количества танинов не годится для кактусов, хотя, к примеру, Echinocereus morricalli у себя на родине, в мексиканском штате Нуэво-Леон, встречается именно в дубовых редколесьях на каменистой известковой почве.

В лесу я наслаждаюсь красотой природы и заодно высматриваю засыпанные листвой ямки и канавки. В этих углублениях листовой земли больше всего. Сгребаю верхний слой неперегнивших листьев, и под ним открывается заветный пласт перепревшей позапрошлогодней листвы, жаль только, что он обычно всего 5 см толщиной. Я собираю этот слой, стараясь отсеять большие куски коры, корней и трухляка. Это – основной ингредиент землесмеси, в каждом горшке его где-то 50%.

Для посевов я щедро разбавляю субстрат песочком, он становится почти жёлтого цвета с редкими чёрными вкраплениями. Засыпаю эту смесь в кастрюлю, наливаю воды (на 2 л смеси около 0,25 л воды) и ставлю на плиту. Желательно (но не обязательно) накрыть крышкой. Варится такая «каша» минимум 40 минут. Я беру почву «из природы», поэтому стараюсь дождаться момента закипания. Помню, когда первый раз поставил кастрюлю на огонь и отошёл на несколько минут, то по возвращении увидел на поверхности своего варева ошалевшего дождевого червя, который метался во все стороны в поисках более прохладного места. Беднягу припекло ещё не сильно, и я спас божью тварь от неминуемой гибели.

В Москве для пропаривания используется СВЧ-печь, где грунт, насыпанный на блюдо слоем максимум 5 см, прогревается быстро и через 3 – 5 минут уже парит и издает запах. Здесь обычно применяется покупная земля и никаких червяков спасать не надо.

После тепловой обработки даю почве остыть и прийти в себя хотя бы сутки. За это время, возможно, в грунте возродится хотя бы малая толика полезных свойств.

Пропаривание субстрата избавило посевы от многих напастей, часть из которых описана в предыдущей записке. На некоторое время (недели на две) это помогает избавиться и от «зелёнки», но полностью уничтожить её не удаётся. Я отношусь к «зелени» не очень предвзято, слишком большого вреда она не приносит, а пушистые сеянчики «белых» мамиллярий даже очень красиво смотрятся на зелёном фоне.

Как-то я посеял несколько видов пародий и даже не ожидал, что всходы их такие крохотные. Земля со временем позеленела, но сеянцы всё ещё были такие маленькие, что о пикировке не могло быть и речи. Я даже не представляю, как взять пальцами такую мелкоту. К концу лета «зелень» превратилась в сплошной ковёр и накрыла сеянчики. Я мысленно попрощался с ними и оставил так зимовать. Весной, почувствовав новый прилив сил, абсолютно все пародии прорвали макушками этот зелёный ковёр, как грибы взламывают асфальт, и высунулись на свет божий. На свой второй год жизни они стали значительно быстрее расти и к осени догнали в размерах некоторые неторопливые мамиллярии.

Вот сине-зелёные водоросли намного злее, да и выглядят они противно. Если уж завелась такая зараза, то поможет только срочная пересадка (и, возможно, не одна). После испытания водородной бомбы на атолле Бикини в 1954 г. сине-зелёные водоросли оказались единственными живыми существами, которые выдержали пекло ядерного взрыва. Так что для них наша пропарка – как мёртвому припарка.

Итак, субстрат пропарен, засыпан в плошки и пропитан водой – осталось только разложить семена. Признаюсь честно, свои посевы я всё-таки сверяю с лунным календарём, особенно стараюсь не сеять в «совсем плохие» для растениеводства дни, например, когда Луна убывающая в созвездиях Льва или Водолея, а также в новолуние. Ведь нигде толком не сказано о действительном влиянии ночного светила на жизнь растений (да и на нашу тоже), но перестраховаться не мешает.

Раскладываю семена при помощи зубочистки. Смачиваю кончик её водой или слюной, и любое самое микроскопическое семечко легко прилипает к мокрой поверхности. И так же легко остаётся потом на субстрате. Сею обычно квадратно-гнездовым способом (в «шахматном» порядке), но можно для прикола разложить семена в виде символа доллара, например, или собственной фамилии. Мелкие семена кактусов раскладываю прямо на поверхности, а крупные вдавливаю в мокрый субстрат (иначе они не пропитаются влагой), не присыпая сверху. Семена суккулентов иногда бывают настолько необычны, что не хватает фантазии, как с ними поступить. Чаще всего я присыпаю их тонким слоем песка, а очень крупные проращиваю на мокрых салфетках (рассказ об этом ниже). Нелишне напомнить, что всякие «крылья», «чубы» и «хвосты» у семечек лучше аккуратно удалять, дабы лишний раз не давать повода для развития плесени.

Сейчас для плошек с посевами в теплице выделен специальный «роддом» – комнатка 1,5 х 1,2 м – куда не допускаются коты и посетители, где меньше света, нежели в главном «зале», и куда выходит духовка от печки, поднимающая зимой температуру на 2 – 3оС выше, чем во всём помещении. И нужную влажность поддерживать в маленьком объёме значительно легче.

Обязательно следует вести тетрадь по учёту посевов. Память – слишком безответственная и ненадёжная «дама». По этой «метрике для младенцев» можно потом легко проанализировать всхожесть семян и сроки их прорастания за несколько лет. Очень удобно.

Когда таинство посева свершилось, накрываю плошку чистым куском стекла и ставлю на полку в «роддоме». Остаётся только произнести: «Крэкс! Фэкс! Пэкс!» и ждать результатов.

Продолжение следует.

Ваш комментарий будет первым!

Комментарии